понеділок, 21 червня 2010 р.

Весна... Тюльпаномания...



Очень люблю тюльпаны. Это цветы моего времени года – весны.

Цветок непростой – изысканный по форме, но не имеющий индивидуального приятного запаха, однако эта досадная мелочь не помешала тюльпану в его головокружительной карьере. Для нее оказалось достаточно совершеннейшего внешнего вида.

Название цветка происходит от тюркского тюрбан, и, действительно, тюльпан по форме несколько напоминает экзотический головной убор. Впервые в Европу луковицы тюльпанов были завезены в 16 ст. Огьер Гисселин де Бусбек, посол австрийских Габсбургов при дворе Сулеймана Красивого, переслал в 1554 году в Вену из Константинополя луковицы тюльпанов, с этого времени и началась почти детективная афера, охватившая, в основном, северную часть континента.

Тюльпан становился в Европе все более популярным, и не только как предмет любования. Гурманы даже пытались использовать эти цветы в качестве деликатесов: одно время их подавали в Германии на сладкое, а в Англии норовили использовать как закуску – с острыми приправами, солью и перцем. Аптекари тоже старались извлечь из тюльпана какие-то лечебные свойства, но упрямый восточный красавец был неумолим и ничем, как только красотой, не собирался быть полезным человеку.


Этот «павлин среди цветов» сделал головокружительную карьеру... В начале 17 века документально зафиксированы случаи острой тюльпановой «лихорадки». В 1608 году какой-то француз за одну луковицу тюльпана редкого сорта отдал свою мельницу; а другой его соотечественник такой же товар купил за пивоварню. Подобных примеров исторические документы зафиксировали множество, однако наибольшее распространение цветочно-тюльпановая «болезнь» получила в Голландии, где была названа тюльпаноманией.

Почему именно в Голландии? Это, по крайней мере, для меня странно… Голландцы – работящие, скромные, умеренные в своих желаниях, такое сложилось о них мнение. К этому их подготовила жизнь: довольно тяжелые естественные условия, в которых приходилось чуть ли не каждую пядь земли отвоевывать у моря, а также протестантская религия, требующая воздержания во многих сферах жизни. Не хочу сказать, что голландцы 16–17 веков это, в большинстве своем, пуритане. Живопись их «малых» соотечественников свидетельствует немного и о другом: голландцы веселятся, играют на музыкальных инструментах, пьют и курят, пристают к женщинам….

Семья завтракает:


BRAKENBURG, Richard
1650-1702

Family Having Breakfast
Oil on panel, 26 x 21 cm
Private collection

Старик пристает к женщине:


SAFTLEVEN, Herman

b. 1609 - d. 1685

Barn Interior
c. 1634
Oil on oak panel, 44 x 37 cm
Private collection

Играют в карты:

DUYSTER, Willem Cornelisz

1599 - d. 1635

Card-Playing Soldiers
1625-30
Oil on panel, 32 x 43 cm
Staatsgalerie, Schleissheim

Устроили сельский праздник:


DUSART, Cornelis

b. 1660 - d. 1704

Village Feast
1684
Oil on canvas
Frans Halsmuseum, Haarlem

Напились почти до бесчувствия:

Jan STEEN

The Drinker

c. 1660
Oil on canvas, 39 x 30 cm
The Hermitage, St. Petersburg

На картине, между прочим, автопортрет с женой...

Рассматривание голландских картинок заставляет меня несколько усомниться и в пресловутой аккуратности жителей Низоземья. Столько всего набросано у них в комнатах и других помещениях, вроде бы неделями не убирались...

Вернемся, однако, к нашим тюльпанам...

Мания, охватившая страну в 17 веке, мания безрассудной покупки-продажи-перепродажи луковиц тюльпанов все же идет вразрез со стереотипом менталитета среднего голландца.

В первой половине 17 в. голландцы гордились тремя вещами: самым могущественным и непобедимым флотом, свободой, «большей, чем где-либо» и… несколькими сотнями видов тюльпанов.

Один из исторических документов свидетельствует, что за луковицу тюльпана сорта Вице-Король было заплачено:

2 воза пшеницы

4 воза ржи

4 упитанных вола

8 упитанных свиней

12 упитанных овец

2 бочки вина

4 барыля лучшего пива

1000 фунтов сыра

Кровать

Комплект одежды

Серебряный кубок

А Вице-Король, как оказывается, был не самым дорогим видом этих цветов.

Покупка-перепродажа «золотых» луковиц приносила некоторым умелым и расторопным предпринимателям колоссальные доходы. Из уст в уста в Голландии передавали историю некого жителя Амстердама, владельца небольшого садика, который за четыре месяца заработал 60 тыс. флоринов. Это сумма, за которую можно было бы приобрести крупное поместье и еще осталось бы. Рассказывали и о предприимчивом англичанине, который благодаря хорошо продуманным спекуляциям, заработал на пустом месте 5000 фунтов. Нужно было иметь поистине стоический характер, что бы устоять перед таким искушением и не ввязаться в тюльпановый бизнес.

Тюльпаномания имела в Голландии неофициальный характер, и это был такой теневой, скрытый бизнес, приобретавший время от времени характер азартной, запрещенной игры, затягивающей в свои сети все больше и больше игроков.

Чаще всего сделки осуществлялись в пивных и корчмах.

Вот как выглядели эти заведения:

Jan STEEN

Leaving the Tavern
Oil on canvas, 84 x 109 cm
Staatsgalerie, Stuttgart

В некоторых заведениях были оборудованы специальные комнаты, что-то по типу клубов по интересам или небольших бирж. Здесь заключались сделки, принимались оплаты. Постепенно на бирже стали выставляться не сами луковицы тюльпанов, а как бы их акции, в ожидании, кто же заплатит больше?

Пик тюльпаномании в Голландии пришелся на 1634–1637 годы. Считают, что победа над тюльпановой эпидемией - это заслуга голландских властей, которые приняли декрет об аннуляции всех спекулятивных сделок с тюльпанами и установили максимальную стоимость луковицы тюльпана в 50 флоринов. Эта официальная цена была в 100 (!!!) раз ниже спекулятивной оценки клубня цветка Semper Augustus. Многие голландцы тогда разорились. Прогорели и те, которые заранее скупили посадочный материал и ожидали повышения цен. Однако луковиц в Голландии уже накопилось такое количество, что их предложение значительно превысило покупательский спрос, и рано или поздно, даже без декрета правительства, крах тюльпаномании был неизбежен.

Этот безрадостный конец тюльпановой лихорадки изобразил на своей картине художник Гендрик Пот:

Hendrick Pot

Allegory of the Tulip Mania

61 × 83 cm

Frans Hals Museum

На повозке едет Флора, в руках у нее тюльпаны. Такие же цветы на флаге. Рядом с ней фигуры мужчин и женщин. Это аллегории - Ничтожества, Жадности, Пьянства (мужчины), Напрасных Надежд и Бедности (женщины). Обратите внимание на головы мужчин - это тюльпаны наставили им рога (!!!). За повозкой бегут люди и как бы кричат: "Мы тоже хотим разбогатеть". А сама повозка отправляется в никуда...

Тюльпаны в натюрмортах голландских художников:

ASSTEYN, Bartholomeus


AST, Balthasar van der


BOLLONGIER, Hans



BRUEGHEL, Jan the Younger



HEEM, Jan Davidsz de


BOSSCHAERT, Ambrosius the Elder

Тюльпаномания – наиболее известный в европейской истории случай массового безумства с ботаническим окрасом, коллективное безрассудство на фоне спокойного голландского пейзажа, что и представил на своей картине Амброзиус Бошарт.

Немає коментарів:

Дописати коментар