вівторок, 17 серпня 2010 р.

Фотограф Piotr Artemski/Символика мака

Фотограф Piotr Artemski/Символика мака С самых древнейших времен существовали символы, которыми люди украшали самые древние, самые архаичные свои храмы и священную утварь -- это виноградная гроздь или листья винограда (символ вина), листья или шишечки хмеля (пиво) и прекрасный цветок мака (символ сна и смерти).
Древние греки считали мак атрибутом не только бога сна (Гипноса), но и бога смерти (Танатоса).
Уже древнегреческие девушки полюбили его яркие цветы, обрывали их атласные лепестки и, положив их на образованный согнутыми большим и указательным пальцами левой руки круг, ударяли по нему изо всей силы ладонью.
Удар сопровождался более или менее громким шумом, лепесток разрывался, и по силе треска молодые гречанки определяли, как сильно влюблен в них их возлюбленный.
 (700x681, 106Kb)
Фотографии Piotr Artemski
Equipment: Canon 40d, Canon 70-200mm F4 L
Игра эта называлась у них игрой в любовь, а самый выдававший сердечную тайну цветок носил название dylephilon -- любовного шпиона.
От древних греков игра эта перешла сначала к древним римлянам, а от них к итальянцам, у которых существует и до сих пор.
Отголоски ее сохранились также и в Германии, где мак поэтому часто называют розой-хлопушкой (Klatschrose) и где игра эта также всюду практикуется, но только потеряла уже свое гадательное значение и служит лишь забавой для детей.
[more=>>>>>>>]
Еще более эта игра изменилась во Франции. Здесь дети играют маковыми цветами, не столько употребляя их лепестки в качестве хлопушек, сколько делая из них куколок. Чтобы сделать такую куколку, лепестки мака отгибают книзу и связывают травинкой. Тогда коробочка (головка) мака представляет собой как бы головку и тело куколки, а отвернутые лепестки -- ее платьице.
 (700x699, 133Kb)
Куколку эту называют обыкновенно enfant du choeur, то есть мальчиком, прислуживающим в римско-католической церкви за обедней, так как платье у этих мальчиков бывает большею частью красное.
Другое применение в детских забавах имеют цветы мака во Франции еще в игре, носящей название «петушок или курочка?», где требуется разгадать: содержит ли в себе нераспустившийся еще бутон мака белые или красные лепестки. Если лепестки белые -- значит, курочка, если красные -- петушок
Кроме этих детских забав цветы мака в юго-западных католических странах употребляются для украшения церквей в день Сошествия Св. Духа.
Особенно это практикуется во многих местностях Прованса, где маленькие дети, одетые ангелочками идут в этот день в процессии перед священником, несущим Св. дары, и усыпают маковыми цветами его путь. От этого, вероятно, цветы мака в Провансе носят еще название цветов ангелов.
 (700x662, 137Kb)
 (700x685, 148Kb)
У нас, в России, хотя цветы мака и не имеют особого значения в церковных празднествах, но купола церковные носят часто название золотых маковок, а Москва за многочисленность своих храмов в старину сопровождалась даже постоянно народным эпитетом «золотые маковки».
 (700x693, 117Kb)
Символика эта, впрочем, существовала уже и у древних греков, которые называли мак «kodeion», а человеческую голову -- «kodeia», и особенно у древних римлян, у которых Нума вместо приносившихся в прежнее время в жертву Юпитеру человеческих голов стал приносить маковые головки.
То же самое случилось и со зверским умилостивительным жертвоприношением детских головок богине Мании -- призрачному существу, имевшему будто влияние на жизнь детей. Юнием Брутом детские головы были заменены здесь головками чеснока и мака.
 (700x620, 80Kb)
Нельзя также обойти молчанием и известный в истории Древнего Рима рассказ о взятии города вольсков -- Габий. Это было в 515 году до н. э., в царствование Тарквиния Гордого. Будучи не в состоянии взять этот город ни голодом, ни приступом, Тарквиний придумал хитрость. Старший сын его, Секст, притворившись, что отец, рассердясь, прогнал его от себя, бежал к габийцам и обещал им помочь в борьбе с римлянами. Добродушные и доверчивые габийцы не только поверили этой сказке, но даже имели неосторожность поручить ему начальство над всеми своими войсками.
Тогда, заручившись властью, Секст послал тайком к Тарквинию верного своего раба узнать, что ему дальше делать, как поступать? Когда посланный Секста явился, Тарквиний был в саду. Вместо того, чтобы ответить на предложенные ему сыном вопросы, он начал быстро ходить по саду и сшибать бывшей у него в руках тросточкой самые высокие головки мака, которым были засажены некоторые клумбы его сада. Возвратясь к Сексту без всякого ответа, раб рассказал ему только то, что видел. Но Сексту этого было вполне достаточно.
Он понял, что отец, сшибая самые высокие головки мака, хотел этим сказать, что Секст должен обезглавить или умертвить всех начальников габийцев. Секст поступил так, и город был взят. Таким образом, и здесь маковые головки явились символом человеческих голов.
 (699x498, 102Kb)
Маковые цветы играли некоторую роль и у древнеиталийских народов (этрусков, пелазгов и др.). По словам Отто Брунфельса, они приготовляли из мака разные снадобья и делали из его красных лепестков платье своему богу ада -- Дису, или Оркусу, отчего мак получил даже особое латинское название «0rci tunica», то есть одежда Оркуса. Не от этого ли древнего, обычая сохранился и у нас обычай одевать на сцене дьявола, а за ним и Мефистофеля в ярко-красного цвета плащ?
 (700x618, 74Kb)
Значение мака как украшающего растенияв народных обрядах велико, но гораздо большее значение он имеет в народных поверьях и обрядах как растение, обладающее снотворным действием.
 (699x606, 90Kb)
Уже самое его латинское название «papaver», обозначающее в переводе на русский язык настоящая (vera) детская кашка (papa), указывает на знакомство древних с этим действием, так как в древности уже практиковался обычай, который, к прискорбию, и у нас еще практикуется старыми няньками и некоторыми кормилицами -- усыплять беспокойных маленьких детей, подбавляя в молоко и вообще в их пищу маковые зерна.
 (700x503, 153Kb)
О том, насколько вреден этот способ успокоения детей, нечего и говорить, и всякая любящая мать должна строго следить за кормилицей и нянькой, чтобы они не осмеливались этого делать, так как иначе ребенок может превратиться в идиота или, по меньшей мере, у него может появиться дрожание суставов или паралич.
В Англии, в графстве Суссекс был даже случай, что кормилица, желая успокоить не дававшего ей по ночам спать ребенка, дала ему столько макового сиропа, что бедняжка погрузился в такой сон, что более не проснулся, несмотря на всевозможные усилия врачей
 (699x628, 84Kb)
Легенда о появлении мака
Дело было первой весной -- той весной, когда Господь создавал и тварей, и растения. По Его мановению цветок возникал за цветком, тварь за тварью. Вся земля была ими уже покрыта. Всюду царили радость и согласие. Животные и люди жили друг с другом в полнейшем мире, и с утра до вечера только и раздавалось ликование. Одно лишь существо не разделяло всеобщей радости, всеобщего счастья и печально бродило по молодой земле -- это была ночь. И потому бродила она так печально, что каждое существо на земле имело свою подругу, а она одна лишь оставалась одинокой.
 (699x488, 59Kb)
Горе это наконец заметили цветы и старались всячески смягчить его и доставить ей, по мере своих слабых сил, возможно большую радость. Но что могли бедняжки предложить ей в утешение, кроме своих чудных красок и своего упоительного благоухания?
 (699x485, 67Kb)
Однако утешение это было недостаточным, и ночь, в конце концов, вне себя от горя бросилась к подножию трона Всевышнего и обратилась к Нему с мольбой: «Всесильный Боже, Ты видишь, как все созданные Тобой существа счастливы и как я одна только брожу без радости, одинокая и никем не любимая на земле, не имея даже существа, которому бы могла поведать свое горе. Светлый день бежит от меня, как я ни стремлюсь к нему всей душой, и так же, как и он, отворачиваются от меня и все остальные существа... Сжалься же, Всевышний, надо мной, несчастной, умерь мою скорбь, создай мне товарища, дай мне верного друга и спутника жизни!»
 (700x473, 86Kb)
Господь улыбнулся, услышав мольбу ночи и, сжалившись над ней, создал сон и дал ей его в товарищи. Ночь с восторгом приняла этого дорогого друга в свои объятия, и с тех пор началась для нее новая жизнь.
 (699x630, 65Kb)
Не прошло, однако, много времени, как люди, бывшие вначале простодушными и чистосердечными, изменились. Страсти в них пробудились, и в душе их становилось все мрачнее и мрачнее. А так как дети в дурном обществе легко портятся, то и здесь случилось то же: некоторые сновидения, придя в близкое соприкосновение со злыми людьми, сделались легкомысленными, обманчивыми и недружелюбным.
 (699x670, 65Kb)
Между тем человечество становилось все хуже и хуже, и жизнь его делалась все тяжелее и тяжелее. Однажды один из совсем испортившихся людей лежал среди чудной ночи на благоухавшем чудными ароматами лугу. Сон и грезы подступили к нему, но грехи его мешали им подойти. В душе его зародилась страшная мысль -- убить своего родного брата. Напрасно брызгал на него сон своим волшебным жезлом капли успокоения, напрасно убаюкивали его своими пестрыми картинками грезы -- несчастный все более и более уклонялся от их благодетельного влияния.
Тогда сон созвал своих детей и сказал: «Если так, то улетим от него, дети, -- он недостоин наших даров!» -- и они улетели. Однако такая небывалая неудача сильно раздражила сон, и, отлетев на далекое расстояние от непокорившегося его влиянию человека, он долго никак не мог успокоиться; особенно же он никак не хотел простить своему волшебному жезлу выказанное им бессилие и в гневе, наконец, воткнул его в землю. Кружившиеся же тем временем вокруг него грезы, играя, увешали этот жезл теми легкими, воздушными, пестрыми образами, которые они хотели навеять на несчастного оттолкнувшего их от себя человека.
 (700x497, 59Kb)
Все это видела ночь. Она поняла ошибку сна и, сжалившись над ни в чем не повинным жезлом, вдохнула в него жизнь, чтобы он мог пустить корни. И жезл, сохранив в себе вызывающую сон силу, зазеленел и превратился в растение, а покрывавшие его дары грез превратились в красивые, разнообразно изрезанные листья. Растением этим и был мак».
 (700x504, 118Kb)
Греки верили, что он вырос из слез Венеры, которые она проливала, узнав о смерти своего дорогого Адониса, и считали его необходимым атрибутом бога сна -- Гипноса и его родного брата, бога смерти -- Танатоса.
Точно так же и богиня ночи всегда представлялась у древних обвитой гирляндами маковых цветов -- как символ спускающегося на землю в эта время покоя-отдохновения, а равно и бог сновидений -- Морфей, даже жилище которого -- царство сна -- представлялось в их фантазии засаженным маковыми растениями.Мак был посвящен также богине жатвы -- Церере, так как он рос всегда среди хлебных злаков, которым она и покровительствовала в память о том, что Юпитер дал ей маковых зерен, чтобы доставить ей сон и успокоение от душевных страданий, когда она оплакивала свою похищенную богом ада Плутоном любимую дочь Прозерпину.
 (699x483, 65Kb)
Древние народы обратили внимание и на его чрезвычайную плодовитость, и потому он служил у них даже символом плодородия. Поэтому он являлся постоянным атрибутом Геры (Юноны), богини плодородия и супружества, храм и статуя которой на острове Самосе были всегда украшены маковыми головками; и богини жатвы Цереры. Кроме того, с маком изображался Меркурий, который всегда держал его в левой руке.
Кроме того, мак или маковое зерно является еще символом всего мельчайшего, незначительного, а собирание мака представляется символом невозможности чего-либо выполнить или вообще громадного затруднения
 (699x500, 65Kb)
Немаловажную роль мак играл в языческих религиозных обрядах наших предков.
Одно из жертвоприношений мака матери Афродите отразилось и в нашем малороссийском обычае призывать Долю (Dole по-гречески «обманщица» -- одно из прозвищ Афродиты) 24 ноября, в день Св. Екатерины. Девушки, собравшись в какую-нибудь хату, варят кашу из пшена и мака и поочередно лазят на ворота, приговаривая: «Доля, ходы до нас вечеряты!» Обряд этот, по словам Дикарева, соответствует греческой «гекатиной» вечере, которую выставляли на перекрестке трех дорог, да и самое празднование памяти Св. Екатерины совпадает с временем греческих празднеств в честь Гекаты
 (700x554, 133Kb)
 (700x498, 89Kb)
Народные обычаи и поверья
Мак, употребляемый против ведьм, должен быть дикий (мак-самосейка) и освящен на св. Маковия, то есть в день мучеников Маккавеев, 1 августа. Если маком обсыпать дом, то можно быть уверенным, что это защитит его от всяких хитростей и наваждений ведьм.
В Германии говорят: если в полночь под Рождество стать на перекрестке двух дорог со ступкой, в которую насыпать мак, и три раза ударить в нее пестиком, то в раздающихся глухих звуках можно узнать о событиях наступающего года.
В Познани в рождественский сочельник приготовляют из мака, молока и хлебных сухарей клецки и едят их, так как существует поверье, что это приносит счастье хозяйству на целый год.
Мак является в Германии еще и средством для заклинания, и в Тюрингии существует сказание, будто благодаря такому заклинанию с маком погибли известные некогда богатые, процветающие там золотоносные россыпи.
Есть интересное поверье, существующее во многих местностях Германии, будто мак растет всегда в обилии на полях битв. Главным основанием этого народного поверья послужила, конечно, красно-кровавая окраска его цветов.
Отсюда же, быть может, происходит также и распространенное во Фландрии и Брабанте запугивание детей: не ходить на поля мака, так как цветы его высасывают кровь, а с другой стороны, и даваемое им здесь название csprokelloem» -- «цветы привидений».
 (700x697, 152Kb)
Два цветка мака присутствуют на гербе Ассоциации анестезиологов Великобритании и Ирландии. Мак символизирует невинно пролитую кровь. Каждый год в ноябре, в День памяти, красные искусственные маки продаются Британским легионом как напоминание о тех, кто пал в двух мировых войнах и в вооруженных конфликтах.
Правда, в последние годы в День памяти стали использовать белый мак, так как многие считают, что красный прославляет войну.
Эта символика появилась вслед за поэмой, написанной хирургом канадской полевой артиллерии майором Джоном Маккраем в мае 1915, после второго сражения при Ипре: На Фландрии в полях алеют маки. Среди крестов, за рядом ряд. Это — наши знаки...
Это стихотворение, опубликованное в "Панче" 8 декабря того же года, было зачитано во время программы, посвященной окончанию Первой мировой войны. Двумя годами позже был объявлен первый День мака, призванный собрать средства для инвалидов войны.

Немає коментарів:

Дописати коментар